21:36 

***

фанфик, да-с.

Название: Дом у Пяти углов
Пейринг: Дмитрий Разумихин/Родион Раскольников
Рейтинг: PG ну и как всегда все в туманных намеках
предупреждение: внимательные читатели помнят - фраза о некоем пожаре в доме у Пяти углов, когда еще Родион спас двух детей. ну Разумихина не приплести грех вообще. 8)
опять у меня больной Раскольников и опять Дмитрий у его постели днями и ночами неотступно, опять как-то так вышло.


Стоило только Разумихину зайти в тесную комнатушку, которую сам себе он обещался посещать ежечасно, как он прямо ощущал себя Гулливером из переводимых им на этой неделе листов. Локти его постоянно норовили задеть косяки и стены, словно бы живя от владельца отдельной жизнью и пытаясь причинить ему как можно более неудобств. Голова при выходе и входе в комнату постоянно подвергалась опасности быть пришибленной, а колени, точь-в-точь как будто Разумихин был кузнечиком, упирались то в крышку стола, за которым он обедал, то в постель больного товарища, за которым ответственно приглядывал, восседая поодаль на табурете.
Вообще все комнаты, в которых ни жил за время их знакомства Раскольников, отличались, как одна, невообразимой теснотой и скромностью, так что Разумихин даже недоумевал по этому поводу. Он, конечно же, знал, что его товарищ постоянно терпел ущемления в средствах – но ведь в таком случае он мог жить и с ним, с Разумихиным. Для Дмитрия такое дело представлялось вполне естественным, тем более, что и плату за жилье возможно было бы разделить пополам, а значит, в целом – взаимно облегчить существование друг другу. Но Родион был товарищ его из упрямых, так что ни под каким выгодным предлогом нельзя было заманить его на такое сообщение, а уж более всего – увещеваниями о том, что самому Разумихину подобное сожительство было бы не то что даже и легко, а совершенно приятно. Но после происшествия, случившегося накануне и непосредственно и серьезно коснувшегося его приятеля, Дмитрий решился во что бы то ни стало предложить, а ежели потребуется – и немного навязать Роде свою помощь.
- Чаю-то принести, аль обождать, господин студент? – пропела почти над самым чутким ухом Разумихина хозяйка дома, когда он думал так, сидя напротив постели друга.
Родион спал – тревожно и неровно, его все тревожили ожоги, и он беспрестанно во сне вертелся, желая их не ощущать – Разумихин с раздражением немного мрачным вспоминал, как в последнее пробуждение Родька с блестящим от негодования взглядом объяснял, что ожоги болят и ноют ужасно, а какие-то, поджившие – зудят, так что совершенно никакого покоя нет. Раздражало же Дмитрия единственно то, что он не имел и приблизительного понятия, как помочь.
- Да пожалуй неси, чего уж там – он и получаса так не провертится, проснется, - пробормотал Разумихин в сторону хозяйки – которую звали не то Саша, не то Глаша, Паша – он не помнил, конечно, точно, потому что мысли его были сосредоточены исключительно на том, как бы облегчить состояние больного.
Дом у Пяти углов теперь стоял, с одной стены покрытый копотью и гарью, с вывалившимися оконными рамами, и Разумихин вообще-то радовался тому, что другая его часть осталась в целости, сохранилась и комнатушка, в которой жил Родя – потому как в своей обители, как шутливо называли ее прочие университетские друзья Дмитрия, он Раскольникова и представить не мог теперь – ведь там не то что прилечь, а и сесть-то толком было некуда, где-то от пыли, где-то от сваленных бумаг, книг – а Родион два дня в горячке пролежал, хотя и легкой, но при ожогах, конечно, болезненной. Да Разумихин бы его на руках держал, будь его воля – не то что даже на кровати; а в его-то собственной комнате и приличной прибранной постели пока не было.
Узнав о том, как обстояло дело со спасением детей, Разумихин был в глубине души изумлен и потрясен самоотверженностью товарища, хотя вслух и обозвал его дураком при первой же к тому возможности. По совести говоря, из его головы разом выветривались все мысли, кроме сострадающих и каких-то горячечно нежных, когда он глядел в темные, от боли или жара и вовсе чернильные глаза друга, на взмокшие русые волосы, на запавшие еще сильнее, чем от вынужденного голода, который вынужден иногда терпеть каждый студент, щеки – словом, ему было совершенно невыносимо наблюдать больного Раскольникова. Но Родион и сам, словно понимая его переживания, что было вообще-то маловероятно, беззлобно ответил ему «бестолочью, носящейся с ним, Раскольниковым, как курица с яйцом» - на чем и окончилось.
Но, прерывая размышления друга, Родион в очередной раз пошевелился на постели и сквозь зубы, сонно еще, но вполне, кажется, осмысленно, выдал какое-то ругательство – Разумихин подобрал длинные ноги под табурет и тревожно оглянулся на раскрытую дверь комнаты – не шла ли хозяйка с чаем? По его разумению, невесть откуда взявшемуся, поить Раскольникова надлежало чаем не слишком горячим, но крепким, свежим и сладким – сам с собою он рассуждал, что это необходимо для восстановления сил Роди.
- Разумихин? Опять ты тут? Да что же такое, что за охота у тебя – ведь я же говорил…
- Не бунтуй, брат, ведь я же тоже сказал – пока на ноги как следует не встанешь, тебе от меня не избавиться – а слово Вразумихина твердое. Но что-то Саша с чаем запаздывает…
С недовольным вздохом Раскольников повернулся на бок, поморщившись пару раз в процессе – медленном и осторожном – и метнул на приятеля хмурый взгляд; так повторялось каждый раз по его пробуждению, а спал теперь Родион часто, хотя и понемногу – и за болезнь, и за прошлые, учебные недосыпы забирая разом, так что почти и не ощущал надобности в том, чтобы подниматься с постели.
- Я тебе, Родя, что-то важное сказать хотел, - заговорил Разумихин, смущенно и лихо разом, одно другим прикрывая, - но сперваночалу доктор обязал – он заявил, чтобы до лечения никаких важных и ведущих к размышлениям и умственному утомлению… в общем, друг – сначала раздевайся, я тебя мазью врачевать буду.
- Ну ты, Разумихин, совсем дурак – ну тебя к черту со всеми врачами вместе! – то ли зло, то ли огорченно выпалил Раскольников и разом перевернулся на спину – даже не поморщился, только моргнул торопливо, да желваки на худом лице вырезались – на спину самые худые ожоги пришлись – и уставился в потолок.
Разумихин усмехнулся только и подхватил со стола склянку, с утра оставленную доктором, Родиона осмотревшим и констатировавшим быстрый и на редкость легкий процесс выздоровления пациента. Впрочем, не из простого каприза же, в самом деле, дернулся Раскольников? Дмитрий повертел склянку с мазью в руках, грея ее теплом ладоней и раздумывая про себя одновременно – от прошлой мази у Родиона ночь не сходила сыпь – да кто бы мог подумать, что у него такая нежная кожа, к которой некоторыми средствами и близко прикоснуться нельзя? Разумихин, конечно, знал, что Раскольников, хот я и характера крепкого, не в пример иным, но здоровьем не вышел, слишком уж тонок был в этом смысле – к нему и прикоснуться-то иной раз было волнительно – такие руки нервные, кость хрупкая, плечи – не в пример димкиным – сжать и переломать. На Разумихина и накатывало иной раз – сжать, но осторожно, конечно, чтобы не дай бог…
- Ну, Родька, ну потерпи ты чуть-чуть, ведь сам же слышал – скоро заживет, как на собаке. Ну не самому же мне тебя раздевать, в самом-то деле! – воскликнул Разумихин и вдруг почувствовал, как сам залился краской чуть не до ушей, лицо так и полыхнуло.
Раскольников глянул на него искоса и принялся расстегивать рубашку, уперев раздраженный взгляд в собственные пальцы, борющиеся с пуговицами и непослушно дрожащие. Дмитрий, пытаясь ничего неаккуратным жестом не задеть вокруг, перебрался на постель, присел в ногах у Родиона и, сглотнув как можно тише, отвел его руки, сам развел полы рубашки на груди у Раскольникова, заметя по пути, что ребра его и пальцами, и взглядом пересчитать можно было совершенно легко – на задворках его мыслей трепыхнулась одна озабоченная о хозяйке со сладким чаем, который, по его расчетам, уже должен был быть доставленным в комнату.
- Так что там важное такое у тебя? – спросил Родион, все еще хмурясь, но послушно опустив руки и позволив Дмитрию самому разобраться с одеждой и начать наносить мазь, остро пахнущую чем-то томным и прохладным, на небольшое пятно ожога, расползшееся под левой ключицей.
- Я вот что подумал, - начал Разумихин задумчиво, осторожно поглаживая кожу вокруг ожога, втирая в нее мазь; Раскольников вздрогнул от очередного прикосновения, и Дмитрий поспешно подул на собственные пальцы, согревая их дыханием, - так вот, ты не отказывайся сразу и послушай меня, а там решай – ты переезжай ко мне жить.
- Опять ты за свое, - покривился Родион, уголок его рта дернулся вниз.
Разумихин снял пальцами лишнюю мазь с ожога, так что Раскольников невольно дернулся снова, грудь его с просвечивающими костями резко поднялась и опустилась, Дмитрий решил в конце концов оставить ее в покое и не причинять лишней боли. Сбоку на шее у Родиона тоже виднелся широкий ожог, кожа на нем была темнее и болезненнее, чем на груди, тянулась она, обожженная, с самых серьезных ожогов на спине.
- Я для тебя новый аргумент припас, вот только недавно выдумал, - полунасмешливо заметил Разумихин, своей рукой отворачивая голову товарища чуть вбок, открывая шею, и невольно поежился, замечая не в первый раз, в какой даже странной близости прошел огонь от дергающейся голубой вены, а ведь, пожалуй, через такую тонкую, прозрачную кожу он бы мигом сожрал эту венку, ведь не спина же, в самом деле – место опасное, чувствительное…
- Ну давай же, - поторопил нетерпеливо его Раскольников, сам отворачиваясь, откидывая голову немного назад, так что острый кадык его вырисовался четко, а вена во впадинке между плечом и шеей натянулась и затрепыхалась – Разумихину захотелось во что бы то ни стало до нее докоснуться, а впрочем, случай ему теперь и представлялся самый верный.
- Аргумент таков, брат Родя, - Дмитрий и не до конца понял, чего потребовал Родион – поторопил покончить с процедурой, выложить бесполезную – Разумихин как будто бы и знал заранее – просьбу или – по решительно откинутой голове и бьющей вене можно было на минуту представить, что Раскольников торопил только новое желанное прикосновение, - я бы очень хотел, чтобы ты со мной пожил хотя с месяц, а дальше бы уже решал, оставаться или нет, но, право слово, Родька… я тебя просто до ужасного у себя видеть желаю.
- Ну ты, Димка… аргумент, конечно, стоящий, и я над ним, вполне возможно, поразмыслю с пять минут, - с усмешкой, впрочем, мягкой ответил Раскольников, не опуская головы и не взглядывая на друга.
Разумихин, такого ответа и ожидавший, обреченно пожал плечом – мол, как знаешь, брат, однако ж я еще не все сказал. Аккуратно, указательным пальцем – надо сказать, что у таких студентов, как Разумихин, пальцы на первый взгляд и грубели от перьев для нескончаемых переводов и статей, на деле же оставались, как у любого деятеля умственного труда, на редкость чувствительными, осторожными замечательно, а у иных, таких, как Раскольников, и вовсе нервическими от постоянного напряжения и внимания – указательным пальцем Разумихин обвел ключицу, погладил натянувшиеся тонкие, как струны, мышцы, мимолетно задел жилку, забившуюся на шее Родиона тут же заметно чаще.
- Я ведь тебя пока прошу, Родя, а потом начну упрашивать.
- Да по мне, так хоть… - Разумихин, почти играя, проверяя и себя самого, и Раскольникова, царапнул ногтем по жилке, и Родион ртом глотнул воздуха, как-то сразу ослабнув под прикосновениями, откинул голову назад. – Черт бы тебя побрал, Разумихин! – задушено воскликнул он, приложившись затылком о спинку кровати, и сердито, хотя не с сошедшей еще поволокой во взгляде, блеснул глазами на Разумихина, поспешившего отодвинуться подальше на край постели и тут же вспомнившего о затруднительности обладания длинными руками и ногами.
- А вот и чай! – добродушно объявила, в ту же минуту вплывшая в комнату хозяйка, внося с собою поднос, на котором расположились чайник с малость отколотым носком, два стакана и два объемистых пирога.
- Спасибо, - пробормотал смущенный донельзя Разумихин, с другой стороны прожигаемый взглядом Раскольникова, и вдруг засмеялся – негромко, что редко с ним бывало, но достаточно весело, чтобы привести товарища в недоумение, впрочем, кратковременное.
- Дурак ты, Дима, ох и дурак же, - Раскольников со всем возможным после горячки усилием пнул худое одеяло в сторону Разумихина, кажется, сам же на себя разозлясь за то, что оскорбление в его устах прозвучало вовсе и не оскорбительно, а даже как-то раззадорено и разгорячено.
- Студенты! – в свою очередь поставила хозяйка многозначительно и добро; оставив поднос на столе, вышла из комнатушки плавным шагом.
Не сговариваясь и не переглянувшись даже, оба потянулись к столу – но Разумихин уверенно отстранил руку Родиона и, взяв один из стаканов, предварительно со всей внимательностию пощупав его ладонями, принялся дуть на чай, доводя его до необходимой, по его же мнению, для больного температуры; Раскольников обреченно прилег на подушки и принялся ждать, изредка бросая на Разумихина пристальные взгляды, оставшиеся тем незамеченными из-за чрезвычайного и мучительного смущения. Однако, в глубине души Разумихина разливалось радостное и отчего-то волнительное тепло и ощущение собственного торжества.

- Гм, знаешь ли ты, Разумихин – я все же подумал над твоими словами, и сам не знаю, зачем…
- Врач сказал, что ты можешь подниматься на ноги и отправляться ко мне через неделю, если только мы будем следовать его многоопытным предписаниям, а ты будешь есть, пить и слушать то, что говорю я.
Втайне Разумихин подозревал то, что ему замечательно везло, ведь стакан он успел у Родиона принять до этих своих слов, так что под рукой у Раскольникова не осталось ничего особенно тяжелого – к счастью. Ведь не хватало же дому у Пяти углов для довершения картины только трупа молодого влюбленного студента в одной из своих комнат.

@темы: Достоевский Ф. М.: "Преступление и наказание", фанфикшн

Комментарии
2011-06-26 в 13:12 

ешь свои блины, ярило
No, I stopped taking my meds because I like crazy me better.
Боже мой, Андрей вы наш Ильич, как я рада и счастлива! Во-первых, тому, что вы снова, так сказать, в деле. Очень соскучилась я по фанфикам по классике, а по вашим так особенно.
Во-вторых, это же горячо любимой мной отп! И фанфик по нему уже заставляет меня визжать от восторга и раскидывать розовые лепестки. А если он еще очень хорошо и красиво написан, так это же просто бальзам на душу.
В общем, еще раз с возвращением. Продолжайте и дальше радовать нас своими работами. Огромнейшее вам за это спасибо.

2011-06-26 в 16:57 

[Shredinger] за один такой комментарий уже стоило за это дело браться.) больше всего я рад тому что рады вы.)
да я вообще-то сам соскучился по фанфикам по классике, а следую принципу "хочешь читать - пиши сам, вдруг и еще кому-нибудь приятно будет". отсиделся-отдохнул - и хватит с меня.) ибо классика еще ой как далеко не вся переписана.
кстати, я тут полагал, что ваш отп - это все таки Базаров/Аркадий. ) но, вижу, не только он.
хотя, признаться, этим фиком я не особенно доволен, но раз вам пришлось по душе - я счастлив.)

2011-06-26 в 18:08 

ешь свои блины, ярило
No, I stopped taking my meds because I like crazy me better.
Андрей Ильич, да ладно вам.) Почему бы и не похвалить хорошую работу? Право слово, я уж не такой авторитет, чтобы радоваться моим комментарием. Но ваш ответ необыкновенно приятен С:
Ну разумеется, что не только Енюшу с Аркашей любим, хотя и эта пара обожаема мной до безумия. Тут же что не фендом, то новый отп.~
А фиком очень зря вы недовольны, ибо он прекрасен и красив.)

2011-06-28 в 02:36 

3ax
умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. © "как закалялась сталь"
Разумихину подобное сожительство было бы не то что даже и легко, а совершенно приятно.Вот отсюда это началось. Это ваше совершенство.
Знаете, именно на таких произведениях начинаешь действительно жалеть, что не умеешь писать красивые отзывы. Так что я скажу, как могу, а Вы уж судите сами.)
По сердцу пришлось. И горячность Разумихина, и нервный, больной насквозь, ранимый Раскольников. А уж стиль, стиль! Будто сиквел к самому "Преступлению и наказанию" написали, право слово. Абсолютно чудесная вещь вышла, разорвать бы на цитаты - вкуснейшие описания увещеваний одного и сопротивления другого, сцена с мазью сразила наповал. И пара из них получилась красивая.
Не первый ваш фанфик читаю. Читаю и диву даюсь - откуда что берется? Не в обиду сказано, но от одного к другому шлифуете свое мастерство, конкретно этот - лепота.
Творите еще, драгоценнейший Андрей Ильич, буду Вам премного благодарен.

2011-06-28 в 09:21 

захария знаете, но именно на таких отзывах, как ваш, начинаешь понимать, зачем вообще все это делаешь.
я вам хочу сказать спасибо - очень серьезно, потому что похвал таких редко услышишь, а все же они помогают и поддерживают и подталкивают к дальнейшему творчеству, мне очень важны эти ваши слова.
к тому же всегда здорово, когда кто-то читает - не просто читает, а проникается, улавливает характеры и все это такое.. таких читателей немного найдешь.
к тому же - вы, наверное, и не думали, что прямо вот такое сильное впечатление на меня произведете своим комментарием?) - к тому же это мой первый фик после серьезного перерыва в работе с классикой, я посчитал его несколько неудачным, да вообще в нем сильно сомневался, но вы вернули мне уверенность в своих силах, то есть я имею в виду, что после перерыва важно встать на колею и поверить в себя.
в общем говоря - спасибо вам. ваш отзыв для меня оказался очень ценным.

2011-06-28 в 09:38 

3ax
умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. © "как закалялась сталь"
вы, наверное, и не думали, что прямо вот такое сильное впечатление на меня произведете своим комментарием?)
это верно. 8)
если удалось помочь - безгранично рад. а фик и правда чудесный, перерыв в работе положительно на вас повлиял, как это ни парадоксально звучит.

2011-06-28 в 09:43 

хотя странно мне - что за фики мои вы читали раньше? под ником Андрея Ильича я уже почти ничего по классике и не писал - да вообще писал мало.

2011-06-28 в 10:09 

3ax
умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. © "как закалялась сталь"
Андрей Ильич , так не по нику узнаваемо же, а по стилю :) был раньше тут выложен чудный Онегин/Ленский (отп, да), и еще что-то про Лермонтова. помню, исключительно понравилось - хотя самого Лермонтова я на дух не переношу. поэтому и удивился.

2011-06-28 в 10:35 

Лермонтова я на дух не переношу
ух! это почему же? хотя я тоже его недолюбливаю, признаться)
так не по нику узнаваемо же, а по стилю
да? ну хорошо. просто я, вероятно, мало внимания уделяю авторским стилям - в фанфикшене имеется в виду - так что слабо себе такое представляю.Онегин/Ленский (отп, да)
да что ж - это поголовно у всех отп! они покорили мир.)

2011-06-28 в 11:25 

3ax
умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. © "как закалялась сталь"

ух! это почему же? хотя я тоже его недолюбливаю, признаться)

честно говоря, он для меня.. скучен. не нравится ни язык, ни смысл, вкладываемый им куда-либо. стараюсь не афишировать это, потому как оскорблять чьи-нибудь предпочтения не хочется. родись М.Ю. в наши дни, был бы эмобоем 8D
да? ну хорошо. просто я, вероятно, мало внимания уделяю авторским стилям - в фанфикшене имеется в виду - так что слабо себе такое представляю.
наверное, вы больше пишете, а не читаете. свое как-то не запоминается, а вот чужое..) но стиль у вас есть, правда. и отменный.

да что ж - это поголовно у всех отп! они покорили мир.)

оу, неужели нас много? только одну подругу знаю, которая шипперит, но она только начала разбираться в их отношениях. так что все впереди. ну и вы. у вас же отп, я ничего не путаю?

2011-06-28 в 11:31 

родись М.Ю. в наши дни, был бы эмобоем 8D
родись вообще все великие поэты в наше время - они были бы не лучшими образцами из социума *посмеиваюсь*
наверное, вы больше пишете, а не читаете
вы совершенно правы, я почти не читаю чужих работ.
оу, неужели нас много?
ойойой, что ж вы делаете на этом сообществе?? тут же прямо таки треть шипперит этих двоих - вот тут был опрос, полистайте, кажется даже там была пара человек, которые Онегина/Ленского обозначили как свой отп. а если учесть, сколько еще людей здесь пишет/рисует по этой паре, то и вообще все становится ясно; в конце концов, ведь эта пара - классика классики, как говорится.)
а я... а у меня все отп, на самом деле.) но Онегин/Ленский все же не самая любимая пара, хотя я и пишу по ней - но она представляет такой простор фантазии, что не писать нельзя!

2011-06-28 в 11:42 

3ax
умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. © "как закалялась сталь"

родись вообще все великие поэты в наше время - они были бы не лучшими образцами из социума *посмеиваюсь*

мда, представляю себе это и сразу тянет злорадно похихикать~ Пушкин, Достоевский, Островский - представители "увядающей интеллигенции", потягивающие пивко по вечерам D:

ойойой, что ж вы делаете на этом сообществе?? тут же прямо таки треть шипперит этих двоих - вот тут был опрос, полистайте, кажется даже там была пара человек, которые Онегина/Ленского обозначили как свой отп. а если учесть, сколько еще людей здесь пишет/рисует по этой паре, то и вообще все становится ясно; в конце концов, ведь эта пара - классика классики, как говорится.)
а я... а у меня все отп, на самом деле.) но Онегин/Ленский все же не самая любимая пара, хотя я и пишу по ней - но она представляет такой простор фантазии, что не писать нельзя!

мимокрокодил. сообщество полумертвое, так что особенно копаться не стал даже, но узнавать такое вот приятно.)
а кто у вас самые-самые, мм? или секрет?

2011-06-28 в 12:50 

ну я бы не сказал, что полумертвое, ибо вот только что буквально завершился сезон затишья, впрочем мы вообще тут полагали, что затея с этим сообществом уже обречена - но как-то вот внезапно выкарабкались. так что можете оставаться с нами.)
но в общем говоря - Онегина здесь вообще очень любят.)
самые-самые отп-шные у меня, вы имеете в виду? хм. ну у меня таких в общем-то три - это те, по которым я могу писать всегда, неисчерпаемые пока - вот Разумихин/Раскольников, потом еще Пушкин/Онегин, который я пытаюсь превратить в самостоятельный фандом - вообще люблю освещать отношения авторов с их творениями - ну и, пожалуй, Преображенский/Борменталь из Собачьего Сердца, вот. хотя, конечно, есть многие другие пары, каждая из которых лично для меня обладает особенным очарованием. =3

2011-06-28 в 20:07 

3ax
умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. © "как закалялась сталь"
не мертвое и ладно, Русь тоже не в день строилась :З даже гордо за создателей - тех, кто придумал само существование такого сообщества, а потом не бросил это дело. непременно останусь.

именно это я и имел в виду /人◕ ‿‿ ◕人\ спасибо за откровенность, профессора Преображенского тоже очень люблю. Пушкин/Онегин,
оригинально, что сказать. немногие решаются писать такое, наверное.

2011-07-28 в 10:26 

MariShka ia
Да ты просто Гайдар (с)
Мне понравилось описание. Я, конечно, давненько читала "Преступление и наказание", и не особо знакома с творчеством Достоевского (чем в этом году непременно и займусь), но я почувствовала отголоски авторского произведения. Стиль очень схож и мне до жути понравилось)
Пишите еще)

   

Русская Классическая Литература

главная